planetoyadniy (planetoyadniy) wrote,
planetoyadniy
planetoyadniy

  • Music:

После того как был введён концепт развитого социализма, режим должен был неминуемо пасть

    "Есть такое общее место: тоталитарные режимы - разновидность традиционалистских обществ. В последний раз я столкнулся с ним в книге по теории аргументации. Там в одном ряду рассматривались тоталитарные общества XX века, традиционалистские общества средних веков и, так называемая, "нормальная наука". Во всех случаях автор видел общий признак - опору на традиции, авторитеты. Мне же всегда казалась немного странной параллель между, скажем, Киевской Русью и Русью Советской. Более того, если известная зарубежная модель тоталитарного общества, не будучи, конечно, традиционалистской по сути, хотя бы манипулировала национальными традициями, то модель отечественная с головы до пят зиждилась на отрицании этих традиций, а главными объектами её яростных нападок были христианская мораль и крестьянский быт.

    + + +

    Первоначально "американский образ жизни" обозначал некую вымышленную действительность, задуманную как антипод советского образа жизни и реализованную исключительно в карикатурах. Впоследствии он был претворён в жизнь непосредственно по мотивам журнала “Крокодил” и в тех же гротескных формах, естественных, впрочем, для сатиры. Эта глобальная анимация карикатуры получила название “вестернизации” и “рыночной экономики”. Почвой для неё послужили предшествующие эксперименты и наработанные технологии: “превращения сказки в быль” и “деланья жизни с…”

   
Основная черта "американского образа жизни" - это социальный контраст (Америка - страна контрастов), понимаемый как самоцель и формула бытия. На одном полюсе оказываются богатые (бизнесмены, или деловые люди, или, что то же, паразиты), которые ведут образ жизни разбойников, на другом - бедные (главным образом безработные), влачащие бесправное и пассивное существование в трущобах. Будучи сверхценной идеей неэкономического порядка, контраст всячески акцентируется грубым и бездушным поведением богатых, которое в докарикатурный период именовалось в нашем отечестве хамством, в карикатурный - оскалом капитализма, в посткарикатурный - крутизной. Хрестоматийный образ капиталиста: ноги - на столе, во рту - жвачка, в зубах - сигара, в руке - палка, в кармане - револьвер и доллары. Портрет обычного гражданина: сгорбленный человек, копошащийся в мусоре под наблюдением полицейского с резиновой дубинкой в руках. Всё это происходит в виду статуи Свободы, у которой завязаны глаза. Повсюду, где только можно, мелькают навязчивые напоминания о сексуальной жизни. Язык вывесок (так называемых реклам), как и положено русскоязычному сатирическому журналу, русский с английскими вкраплениями. Речь населения также богата варваризмами, придающими ей местный колорит. В целом эту картинку удалось реализовать, однако, узким моментом стал не обозначенный в карикатурах источник хороших товаров, которыми пользуется потребительское общество (в новых терминах - крутые). Вследствие этой давней пропагандистской недоработки возникла неувязка: при воплощении карикатуры в жизнь товары пришлось завозить импортные (иначе не получилось бы контраста и вся структура рухнула бы).

    В "американском образе жизни" имеются два свойства, не перенесённые пока в наш быт: охота на негров, предпринятая людьми в белых балахонах, и смертельный страх перед советскими достижениями.

    + + +

    Вместо традиционного царя, который сидит на троне, появляется фигура, которая куда-то ведёт, в реальности, скорее, водит. Причем, если царь является государем земли (носительницы национальной старины), то Вождь не связан оседлостью. Этот своего рода “кочующий деспот” не соотносится ни с землей, ни с родиной, ни с отечеством (вождь отечества?! - нелепость), а исключительно с народом, волю которого он каким-то таинственным образом выражает, минуя национальные свычаи и обычаи. Ему нет нужды знать, как жил народ, как привык жить, зато он ведает, как народ будет жить, ибо главная способность вождя - предвидеть на века вперёд и указывать путь. Народ, в свою очередь, водит самого вождя, нося его изображение на длинной оструганной палке, как бы увеличивая ему обзор. Создается ощущение постоянного направленного движения, ощущение ложное, ибо даже один вождь в течение своего правления водит народ в разные стороны (ср.: генеральная линия), и ни один ещё ни к чему не привёл.

    + + +

    Характерной чертой восприятия Времени становится отсутствие настоящего (есть лишь старое время и новое время) и постоянная борьба с прошлым, отождествляемым со злом - мрачное прошлое. Последнее, однако, ухитряется присутствовать в жизни в виде пережитков, бывших (прекрасное обозначение для живых людей! используется и сегодня), отрыжки и родовых пятен. Будущее, отождествляемое с добром, - светлое будущее, тоже имеет в жизни некоторое представительство в виде молодежи, авангарда, застрельщиков, энтузиастов, передовиков, ударников, плана и его перевыполнения. Символом будущего также становятся как бы вечно длящиеся красные зори. Нечто всё время настаёт, но не может настать по тем же причинам, по которым быстроногий Ахилл не может догнать черепаху. Несовершенный вид, однако, умирает в лозунге, где сказуемое вообще опускается и модальность реальности сливается с модальностью долженствования. Например, “Время, вперёд!” можно понять как императив: “Время, иди, дескать, вперёд!”, и как изъявительное наклонение. Здесь возможны варианты: “Время (что сделало?) пошло-таки вперёд!” и “Время (что делает) идёт себе вперёд!”. Возможны и другие комбинации времён и наклонений. В постсоветcкий период отношение ко времени не изменилось. Ключевые слова, открывавшие эту эпоху, - застой, ускорение и перестройка. Пережитки прошлого тоже сохранили свою актуальность в виде старой гвардии, а будущее присутствует в виде реформ и молодых реформаторов.

    (После того как был введён концепт развитого социализма, режим должен был неминуемо пасть. Потому что появилось настоящее между старым режимом до 1913 года и светлым будущим, то есть коммунизмом).

    + + +

    Мещанин - носитель обычных человеческих устремлений, представитель немодернистского взгляда на мир, объект борьбы (борьба с мещанством), а также её субъект, ибо борьба ведётся его же силами. Мещанину свойственна необыкновенная витальность (живучесть). Концепт Мещанина часто фигурирует наряду с концептом жизни, бытия. Ср. выражения: обывательская жизнь, мещанский быт, мещанин хочет выжить, обыватель пытается приспособиться к жизни, мещанин ищет красивой жизни. (Ср. слова с одним корнем: обыватель, обычай, быт, бытие.) Мещанин окружает себя живыми существами, в особенности кошками и канарейками, у него к тому же имеются жена и детки, как правило, дочки, которые, в свою очередь, стремятся выйти замуж и нарожать детей.

    Критика мещанства восходит к критике бездуховности, отпадения от Бога (ср. понимание пошлости и обыденности у Гоголя). Отголоски этого - борьба с вещизмом, приходящая в противоречие с декларированием материальных благ. Следующий этап критики мещанства - эстетический. Отголоски его - борьба с мещанством в искусстве, приходящая в противоречие с другой борьбой - борьбой с формализмом. Заключительный этап критики - осуждение Мещанина за стремление к покою (отказ от борьбы) и уюту (мещанский уют). Здесь Мещанину достается не за отпадение от целостности, а за то, что он не участвует в ее разрушении.

    + + +

    Новый быт - концепт, наиболее непосредственным образом демонстрирующий отрицание традиций. Черты Нового быта тем ценнее, чем более длительную традицию они разрушают. Обычная риторическая формула: “Веками люди делали то-то и то-то, а теперь всё по-другому...Новый быт имеет две составляющие: связанную с техническим прогрессом и связанную с прогрессом социальным. Первая носит факультативный характер: либо есть, либо временно отсутствует в связи с трудностями. Отсутствовать, не отменяя Новый быт, в принципе может даже такая существенная его сторона, как электричество. Вторая черта носит обязательный характер.

    + + +

    На первый взгляд, представления о пространстве сходны с соответствующими представлениями примитивных обществ. В центре мира - свои, обустроенное пространство, отделённые границей, вокруг которой располагается кольцо врагов - враждебная, дикая территория. Но реальная картина, разумеется, сложней. Во-первых, в чужом мире тоже имеются свои: сочувствующие, социальные парии, братские народы, негры, далекий друг Ив Монтан и различные представители прогрессивного человечества. Во-вторых, внутри далеко не все свои и далеко не всё культурно освоено, ибо постоянно требуется бдительность и неспроста ведётся борьба с идиотской болезнью беспечности. В-третьих, постоянно же мыслится экспансия вовне, причем не только в социальное, чужое, но и далёкое, звёздное пространство - “И на Марсе будут яблони цвести”, “Полетим на Альтаир - завоюем новый мир”. В-четвёртых (и это главное), пространство мыслится как однородное. Собственная территория разделена не столько по культурному, сколько по произвольно-административному признаку. Республики, края и области легко меняют очертания, народы насильственно переселяются, в перспективе - единое общежитие.

    + + +

    Идея Шпиона по природе своей не носит модернистского характера и сильно схожа с образом чёрта (врага), однако функционирование этой идеи и её эволюция обнаруживают модернистскую природу общества, в котором она обращалась (здесь параллель с Американским образом жизни). Сходство с чертом выявляется а) в отсутствии у вредителя личных мотивов для вреда (Шпион, как и чёрт, живёт исключительно нашими интересами), б) в связи с потусторонними силами (Шпион заслан оттуда), в) в колдовских способностях (у Шпиона это технические фокусы: синие кристаллики, ядовитые авторучки и прочее), г) в двойничестве (на вредителя списываются наши грехи, Шпион, подобно Горю и Злочастию, спаивает нашего брата), а в высоком (сатанинском) ключе - это ещё и одинокая гордыня (индивидуализм, граничащий с демонизмом, ср. имя персонажа Н. Вирты: Лев Кагорде).

    + + +

    Электричество - один из излюбленных символов Нового быта. Электричество опоэтизировано в образах электростанции, электрификации, лампочки Ильича, прожектора (“Пусть светит!”), проводов (“Провода в соломе”), высоковольтных опор (“ЛЭП 500 - не простая линия”). В своей мистико-символической подкладке Электричество - заменитель духовности, так как заставляет двигаться помимо “боженьки” (архетип - гальванизация трупа) и даёт искусственный свет. В более рациональном преломлении Электричество - наиболее отчётливое проявление энергетической картины мира, составляющей квинтэссенцию модернизма. Любопытно, что использование электричества в информационных целях - электроника вписывается совсем в другой ассоциативный ряд (осуждение кибернетики, враждебное влияние). Более того, уже в радио электромагнитные явления не вызывают поэтического восторга (радио бывает источником клеветы, враждебности), телефон и вовсе поближе к Шпиону, а магнитофон - символ контркультуры. Водораздел проходит по концепту трансляции, передачи содержания. Электричество - символ энергии, не связанной с трансляцией культуры, традиции, генетического кода, какой бы то ни было информации. Там, где к энергетическому процессу примешивается информационный, возникает охлаждение к Электричеству. Там же, где Электричество олицетворяет энергию, лишенную памяти, оно - кумир.

    + + +

    http://magazines.russ.ru/znamia/1999/12/hazager.html
   
Tags: Сталин, Читаю
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments